• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:34 

23:50 

Черемуха давно отцвела. Зеленые ветви в кружеве молодых листьев склонялись к воде, некоторые касались неспокойной поверхности, будто бы любуясь своим отражением. А может быть просто тонким ветвям так сильно нравился берег, что в бурном течении реки они пытались найти избавление от бесконечной преданной любви. Но земля держала крепко, и никуда черемуховые веточки деться не могли. Придет время, ближе к осени созреют терпкие бордовые ягоды на радость птицам, воды станет меньше, узкая речушка немного успокоится, и уже не так настырно побежит догонять свои воды в огромном бескрайнем озере. Но даже когда морозы захватят в надежный плен берега, течение никуда не денется, тут уж и лед не найдет своей власти. Только у берега будет обманчивая тонкая кромка. Да, так непременно будет когда-то… А пока бурно распустившееся кусты сирени сменили яркими красками осыпавшуюся черемуху. Фиолетовые, белые… С терпким ароматом, тонущем в сильном течении. Осока у берега успела подрасти, теперь молодая поросль вовсю стремилась вверх, радуя сочными изумрудными оттенками.
Тишина позднего вечера изредка нарушалась кряканьем уток, песнями запоздалых птиц, а на рассвете непременно будут заливаться соловьи. Неугомонные птицы успели свить гнезда в роскошных цветущих кустах, и пройдет совсем немного времени до вылупления пушистых несмышленых птенцов.
Шумит, бежит, стремиться куда-то река… Вдаль течением уносит лодку, сорвавшуюся с привязи. Облупившаяся голубая краска намокла с боков, потрескалась еще больше. Но лодка крепкая, и не такое еще выдержит. А краска, что с нее взять? Всегда обновить можно, дело ведь нехитрое. А на самом дне сбежавшего суденышка кто-то весьма хорошо устроился… Пришло время для путешествий без начала, и без конца. Длиною наверняка в целую вечность, без надежд и стремлений. Без прошлого и будущего. Совершенно бессмысленных, но вместе с тем до боли желанных. Иногда смысл все портит.
Именно так думал Смотритель, сложив руки на груди, и молча, внимательно наблюдая за серым, почти ночным небом. Лодку изредка крутило, разворачивало, только то ничуть не беспокоило и мало интересовало. Без разницы куда унесет за ночь. Главное совсем другое. А вот что именно, он не знал. Так же как не знал вернется ли когда-нибудь обратно. Скорей всего нет. Никогда дороги назад не находится. И выбора-то нет никакого. Если был бы, то к реке никогда не подошел. Совсем другое дело море…. Только море не приняло нелепое крылатое создание. И с ветром никак не справиться, и волны слишком высоки. Если сразу на дно, да и дела все с концом. Но ведь на дно еще рано. Так что пришлось отправиться к реке. И уже здесь, наслаждаясь такими летними ароматами, подставляя крылья под теплые лучи заходящего солнца, отправиться куда-то в саму неизвестность.
Тихо поскрипывали деревянные бока, шумела река, легко унося лодку далеко-далеко, откуда нет возврата. А он все смотрел ввысь и видел в летнем небе отражение прожитых дней. В прошлом нет ничего плохого, но пальцы были пусты. Последний шарик остался на чердаке, заботливо спрятанный под грудой тряпья.
Тихо вздохнув, улыбнувшись своим мыслям, Смотритель приподнял руку вверх. Длинные пальцы слегка подрагивали, будто бы у алкоголика, давно не видевшего единственную радость в жизни. О, он ведь тоже был очень зависим… Слишком сильно зависим от прошлого. Но не сегодня. Сегодня течение уносило все дальше, иногда над лицом мелькали цветущие ветви, заросли осоки возвышались над лодкой. Все быстрее и быстрее… Неугомонная река играючи звала за собой.

00:22 

23:15 

Под красной черепицей дома, что по улице Суворова, притаился мох. Темно-зеленый, самый обычный прошлогодний мох, скрывающий под собой парочку жадных букашек. Блестящие черные жучиные спинки непременно доживут до весны. Застанут время, когда зима отступит, корочка льда, покрывающая мох растает под жаркими лучами солнца, и все повторится снова. Хорошо ждать лучшего и верить в жизнь после конца. Только разве зима это конец?
Растянув в улыбке потрескавшиеся обветренные губы, Смотритель расправил крылья, и смело шагнул вперед. Покатая крыша не дрогнула под босыми ступнями, лохмотья темного плаща привычно затрепал ветер, будто бы собака схватила долгожданную кость, и затрясла, махая длинными ушами. Он вернулся. Вернулся на рассвете, как возвращаются обычно аисты по весне. Вместе с подругами, на привычное место, строить гнездо. И люди улыбаются, ждут, верят в бесхитростную верность. Природа она такая. Ее не обманешь.
Вот и он вернулся после долгого пути в никуда. Только в длинных темных прядях появилась седина, растрепанные крылья давно не знали щетки, а безумный, блестящий взгляд с вызовом смотрел на раскинувшиеся вдали огни города. Он вырос. Так обычно растут дети. Незримо, шаг за шагом вырастают. И не успеешь оглянуться… Лучше не оглядываться. Придет день, и перья выпрямятся, полиняют, сменятся на новые. Вместо лохмотьев, оставшихся от плаща, раздобудет теплое шерстяное пальто непременно темно-синего красивого цвета. И будет пить чай, с улыбкой посматривая в окно. На коленях уютно устроится большой полосатый кот, и будет греть, согревать душу своими незатейливыми песнями. А за спиной протянет руки самый дорогой на свете человек. И может быть скажет – вот я нашел тебя. А ты где пропадал? Но разве достоин Смотритель человека? Нелепое существо из другого мира не достойно ровным счетом ничего. Безумный хохот тонет в вое ветра. Здесь, наверху, за облаками, как всегда чертовски холодно.

15:56 

00:07 


00:40 

А вообще все налаживается. Сегодня налаживается, завтра летит в бездонную пропасть... Это нормально, привыкши уже. Занятия радуют необыкновенно, и не сказать, чтоб прям такой прогресс был явный, а все равно здорово. Я почти полностью освоил строевую рысь. Манежную в седле не могу, выбивает конкретно, вцепляюсь коленями как полоумный, а все равно выбивает. Это все поясница зажата, чтоб ее... А как заставить работать пока еще не придумал. Ничего, познаю когда-нибудь. На прошлых выходных случился галоп в полях под завывание ветра и прочие прелести природы. Стоял в стременах, намертво вцепившись в гриву. Ничего, не рухнул, хоть и очень хотелось)
Сегодня опять пытался познать все три виды рыси с переменным успехом и лютыми нервами. Ну вот даже полевая еще более-менее, нормально, держусь. Манежная никак, практики видать мало, или же кривая спина дает о себе знать. Хочу не могу научиться, и научусь непременно.
Умудрился где-то нажрать три килограмма, печаль-тоска короче. Это все проклятые пельмени с бутербродами на ночь, как же я без них полгода-то жил... Надо прекращать, браться за себя снова и далее по списку. Смогу наверное, куда же мне деваться.
А в остальном нормально так, почти поднялся и криво стою на двух лапах. Выпрямиться бы еще, но и это со временем придет. Обязательно придет, главное усилий побольше, и все будет.

21:07 


01:50 

23:55 

20:37 

02:01 


23:42 

23:23 

23:03 


23:21 

Ты сидишь в кабинете в обилии информаций.
Переводишь сказанья, рисуешь в альбом драконов...
Только грифель нет-нет - да посмеет разок сломаться.
И теперь вот ты, кажется, заново это вспомнил.

Было, кажется, семь тебе. Светлый сентябрь погожий
Был похожим на сказку, но только живей и ближе.
Ты играл во дворе, - думал, лаз или клад найдешь там.
Это было, когда ты впервые его услышал.

Он тихонько коснулся души запоздалым смехом,
Легким бликом скользнул по слегка поржавевшим листьям...
Это было лишь раз. Ты оттуда потом уехал
И, наверное, думал, что мельком увидел призрак.

А второй раз явился, когда тебе было десять.
Ты увидел его, взором пристальным зацепившись.
Ты стоял и смотрел - он смотрел и не смел исчезнуть.
Раз моргнул - испарился, исчез в разнотравье пышном.

С той поры он порою к тебе приходил под вечер.
Ты не видел его - только чувствовал где-то близко.
Он смеялся и плакал. Порой - не следил за речью.
Говорил - все мы отпрыски Бога и дети Жизни.

Говорил - волшебство не приходит поодиночке.
С ним приходит и страх, и желанье уйти и пасть, но
Пояснял - волшебство происходит обычно ночью,
Только именно ночью творить волшебство опасно.

Ты, конечно же, слушал. И знал, что у эльфов крыльев
Нет, и ростом они не малышки - почти как люди...
Вот семнадцать тебе. Закружило и заискрило.
Это первые чувства. Она, несомненно, любит...

Только что же за сказка без трудностей и падений?
Все кончается. Чуда, казалось бы, не случится.
Вот тебе двадцать три. Ох, и трудное нынче время.
Фронт. Война. Катастрофы. Химические "зачистки"...

Славный парень - а как его звали-то? Коннор? Падди? -
Не упомнишь и имени, - доброе было имя, -
Подорвался случайно на брошенном в вас снаряде.
Не успел увернуться. Тебя оттолкнул - и принял.

И в больнице, во сне, где во тьме ты один блуждаешь
Он придет к тебе, скажет: "Ты помнишь? Конечно, помнишь!
Вот и время пришло - я теперь тебя покидаю."
Ты пожмешь ему руку: "Спасибо тебе за помощь".

Он кивнет на прощанье - и слезы застрянут в горле,
Вот стоит он - усталый, и голос его надтреснут.
Обжигает огонь, как коснешься рукою голой -
Это он был - тот самый, к тебе приходивший в детстве...

Дальше будет любовь, исцеление от недуга,
Будет счастье - и в маленькой церкви зажгутся свечи...
Только знаешь теперь, что и в сказках бывает туго.
Эльфы - тоже живые, а значит, они не вечны...

Верно, так оно есть, коль и сам ты такое прожил.
(Закрываешь конверт, отсылаешь письмо на Пасху).
Видишь, сказки имеют право кончаться тоже.
Ты теперь это понял.
И заново
Пишешь
Сказку. (с)

София Незабвенная

02:21 

20:13 

Качаю игру, надеюсь зацепит. Хотя в онлайн игрушки не играл давно, с тяжелых времен, когда ну просто надо было на что-то конкретное отвлечься, иначе бы наварное просто не смог, и изрядно головой тронулся. Хотя итак тронулся, так что кто знает как бы лучше было. Но тогда помогло. Надеюсь поможет и сейчас. Лошадки это хорошо, просто прекрасно, и если бы была возможность каждый день с головой погружаться в какие-нибудь конюшенные дела, я был бы счастлив безмерно. А так нет. И сейчас оставаясь наедине с самим собой, мне порой становится реально страшно. Надеюсь переступлю скоро незримую черту за которой все образуется.

02:40 


00:12 

Жизнь продолжается) Да, это было сложно.

заметки на камнях прибрежных

главная