• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:02 

Все-таки выше башки своей тупой не прыгнуть. Твердо так решил бросить танцы. И ладно там ехать очень долго, дорого, да и весь день теряется. Опять меня парализовал дикий страх, ужас, все занятие спотыкался как последний дебил и ничего толком так и не смог. Да, перерыв в три недели был большой конечно, но все равно. Жаль очень, но как то все слишком безвыходно. Ненавижу себя такого слабого и безвольного

23:56 

По дороге к лошадкам. Было дико холодно, красиво, снова дико холодно, но вообще я молодец) С управлением правда по прежнему явная беда.


21:37 

Ох день сегодня суматошный... Было не проснуться, почти опоздал на электричку, чуть не проспал нужную остановку. Я молодец) Зато первый раз сел в седло, где занимаюсь по субботам. До этого было железное условие, которое вроде выполнил и надеюсь дальше получится держать себя в руках. Надежды такие надежды... Сел на очаровательного такого высокого Властелина Мира. Он прелесть, а я балбес. С балансом беда, колени в стороны разъезжаются, вот от этого всего все проблемы и идут. Без стремян на рыси приподниматься не получается, как бы не ругался тренер, а вообще никак. А надо. Буду тренироваться неделю, может что путное и выйдет. Поясница зажата, движения лошади естественно не сопровождаются, мне такое только на шаге дано. Да, молодец... Зато получалось управлять на кордео, более-менее нормально так, и свершать повороты с помощью корпуса, шенкеля и кордео того, если не боялся и вспоминал как его применять. С вольтами пока проблемы, но то было первый раз, так что старался.
Отзанимался, до дома добрался никакой, спать рухнул, проснулся с температурой и дикой головной болью. Молодец) Доездился... Так что завтра к сожалению никуда. На танцы дико хотел, но буду валяться дома, иначе чревато это все. Сваливаться совсем пока некуда, надо работать.

22:40 

То мы самодостаточные такие, то одинокие, что звиздец... Наверное на погоду клинит) Хочу выходных. В выходные о таких глупостях думать некогда.

21:53 

В последние месяца три о спокойствии я благополучно забыл. И это очень даже хорошо, учитывая как было раньше. Но вот на днях что-то подкинуло мне совсем уж нерешаемую вроде бы задачу. Да, пришлось решать...
Чернуха вместе с нечто таким неприличным пока выглядит так

Судя по всему пристроить это недоразумение будет невозможно в принципе.

22:40 


22:56 


00:36 

Ночью становилось светло так же, как короткими зимними вечерами. Пришла пора прозрачному началу лета. Холодному пока еще, как гладь лесных озер только-только покрывающихся у самых берегов короткой, робкой порослью камышовой травы. Но обязательно придет время и настанет самое настоящее тепло. Солнце щедро пригреет покатые крыши домов, отразится в стеклах, витринах, найдет себя в лужах после ночной грозы, и непременно скользнет по полосатому рыжему перу, оброненному наверняка какой-то диковинной птицей. Разве что оно будет слишком длинным для обычных птиц. Но всякое бывает, а иногда и вовсе наступает время для маленьких чудес. Но это чудо, застрявшее в зеленеющем криво подстриженном кусте, едва ли кого заинтересует. Только разве чумазого мальчишку, посчитавшее, что такое перышко будет великолепным украшением для выструганной из тонкой ветки клена стрелы. И перо исчезнет без следа.
На чердаке древнего как сам мир двухэтажного, все еще жилого дома, всегда пыльно. Лучи пробиваются через маленькое круглое оконце с двумя перекладинами крест-накрест, и отражаясь от пылинок, обретают совсем иной вид. Преломляются, шевелят тени по углам, и точно попадают на бесформенную кучу какого-то еще более древнего, чем дом, хлама в углу.
Два очень деловых крошечных паучка успели свить тончайшую узорчатую паутину, и теперь ждут - когда же в коварно расставленной ловушке запутается добыча. Они все еще празднуют свою весну в самом начале лета, и сплетенная вместе паутинка, чем не признание в самых искренних чувствах. Возможно, кто-то и посмеется – разве могут быть чувства у каких-то там бесхребетных глупых насекомых? Еще как могут. Вы их просто не знаете. Так же как пауки особо не знают неповоротливых громадин. А этим так и вовсе не повезло… То, что можно было принять за какой-то древний хлам зашевелилось, с великой осторожностью перемещаясь в сторону, не трогая сотканное творение, и медленно, очень медленно, расправляя одно крыло. Солнце заиграло на новых растрепанных перьях. Они уже успели отрасти после линьки, но имели все тот же неопрятный вид. Да и сам Смотритель явно знавал лучшие времена. Воспаленные покрасневшие глаза с пустым, страшным взглядом, не выражали ровным счетом ничего. Сквозь прорехи выцветшей рубашки проглядывала бледная кожа, проступающие ребра беззастенчиво врезались в дыру на боку. Что-то пошло совсем не так как надеялось, как хотелось, как виделось, и главное как ждалось. Такое бывает иногда, когда не предвидишь беды никакой, когда вроде все так удачно складывается, а потом раз – и обрываются нити одна за другой. Слишком быстро и неотвратимо, чтобы можно было успеть протянуть новые, ухватиться за старые, и может быть, даже наметить будущие. Такое бывает… Конечно с кем угодно, но только не с нами. А когда с нами, мы к тому оказываемся не готовы.
Он тоже был совсем не готов. Но здесь становилось хорошо. Вдали от суеты, от манящего неба в ночной час, от шума прибоя залива, уходящего далеко-далеко, и имеющего выход в море. Только ветер порой дразнил, звал за собой, напевал знакомую песнь, где было слишком много того, о чем хотелось поскорее забыть. Тщетно.
Склонив голову, Смотритель давным-давно рухнувшего маяка, руины которого покрылись красивейшим изумрудным мхом, а на нем естественно в самом начале лета цвели удивительные золотистые цветы с пьяняще-медовым ароматом, запустил дрожащую руку в карман. В ладони оказался теплый шарик из цветного стекла с голубоватым отливом. Зажав в кулак один из осколков прошлого, прижав руку к груди, он коротко вздохнул и осмелился подняться. Но нет, тут же оказался на холодном полу. Прошлое не дает подняться. Пусть даже такое маленькое, крепкое зажатое в пальцах. И чем сильнее его лелеял Смотритель, предаваясь воспоминаниям, которые ни за что не вернуть, тем сильнее опутывали босые ноги самые настоящие оковы. За спиной не было никого, о ком так сильно мечтал когда-то. Только крылья. Они имели свойство линять два раза в год. Жаль, а душа на то не была способна.

01:06 

Весна... Совсем скоро весна.


21:59 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:12 

звиздец)

В закоулках души бродит ветер крылатый,
Затихают созвездия ночи в звенящей глуши.
Догорает огарок свечи -
Он когда-то встал на путь одиночества, горя и лжи.
Терпким вереском выложат путь поколенья, взмоют алые вихри костров в небеса.
Тот, кем был - позабудь сожаленья.
Тот, кем стал - разве мир тебе мал?
О печалях и горестях сложат легенды, отголоски минувшего сгинут в потьмах.
А иное - как белая с севера лента, обернется дорогой за грань, в небеса.

01:58 

Сколько же здесь потерянных душ... Живут, жить пытаются, и действительно настолько замыкаются в узком круге, что не видят никого, кроме самого себя и собственного горя. Отступая от моего маленького мира, который так хотелось выстроить, я прекрасно понимаю, что та ситуация, в которой погряз, ничто по сравнению с тем, сколько людей находятся рядом, да потонули в одиночестве и полностью ушли в самих себя. Захлопнули створки раковины, предались прошлому, и не желают видеть настоящее, не хотят искать надежду на лучшее в будущем. А мир ведь просто так не изменится. Помоги себе сам, больше никто помочь не сможет. И если есть силы, подними с колен того, кто рядом, кому гораздо хуже, или же так же плохо как тебе. Мир ведь намного лучше станет. И нет ничего на свете страшнее чем одиночество. Только безразличие может страшнее одиночества оказаться.

00:59 

И пусть жизнь предстоящая будет намного лучше и спокойней прошлой. А впереди лишь дорога длинною в вечность и волны с шумом разбиваются о скалы. Яркий свет маяка станет ориентиром для заблудших душ и обязательно покажет, что лететь нужно лишь к свету. В тьме смысла нет.

00:58 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:22 

Эх, ненавижу Новый Год. Всем сердцем, особенно боюсь первого и второго числа, да и тридцать первое думаю будет не лучше. Вот такие дела, а всего-то год назад ждал с нетерпением, любил очень. Да чтоб все побыстрей закончилось. Вот такие дела...

13:32 


12:37 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:37 


00:51 


03:06 

А вдалеке раскинулся город… Огромный шумный город с множеством лиц, окон, где кто-то кого-то ждал, а может и не ждал вовсе. Лиц настоящих и фальшивых, как обратные стороны монеты. Но судить нет никакого права. Ни город за его шум и ужасающие размеры, ни лица, в которых нет-нет, да и проскользнет фальшь. Это все-таки не дело судить. Если только жить, молча посматривая вдаль, и пытаясь изучить улицы с серыми мостовыми, на них когда-нибудь придется ступить.
Запах теплого мокрого дерева перемешался с ароматом летнего дождя, и отчего-то еще явственно пахло земляникой. Вполне возможно она росла на открытой поляне, вдали от вороха светлых досок, накиданных во дворе. Запутываясь в длинных травинках, к солнцу тянулись стебельки с ярко-красными ягодами, а мелкие резные листья ловили капли самого обычного дождика, которого так не хватало. Лето выдалось жарким и сухим, так что дождь был долгожданным гостем в этом мире. Да и не в этом тоже. На несколько мгновений, всего на несколько ничтожных секунд, перед глазами мелькнул маяк и тихий вечер под перестук капель по черепице, привычно шумело море. Накатывалось на камни и стремилось обратно. Притягательное видение исчезло до того, как накатила щемящая тоска по прошлому. Такое бывает. Иногда бывает, но оглядываться назад нет никакого смысла. То, что было, не вернется, и разноцветные шарики на берегу давным-давно прихватил вместе с собой прибой. Новые больше не появятся, стекло закончилось, воспоминания исчезли вместе с ним. И полетит рыжее перо далеко-далеко, в иные земли, откуда нет возврата. Хорошо если найдет путь, да только все равно потонет в бездонных темных водах. Будто бы отражая мысли с крыла упало мелкое пуховое перышко, и плавно полетело вниз, на светлые сваи. Здесь днем вовсю идет строительство, шумят рабочие, иногда ругаются между собой, иногда обедают, иногда приходит бригадир и как заправский начальник расставляет все по своим местам. А каждое воскресенье происходит что-то странное, обираются люди, и недавно достроенный купол отражает тихие, незнакомые слова. Или они только кажутся тихими? Кто знает… К счастью крылья не видны, а он похож лишь на чудаковатого бродягу. Странный мир, да только небо все то же, и привычно накрапывает дождь. Здесь можно жить, вот только для кого и для чего? Для себя. Вновь задумавшись, Смотритель без маяка развел руки, и плавно ступил на шаткую лестницу. Несколько взмахов крыльями, и он бы был внизу, но нельзя. Здесь не верят чудесам, и совсем никто не надеется на чудо.

заметки на камнях прибрежных

главная