Древний Птиц
Свирепствовал ветер, волны с грохотом разбивались о прибрежные камни, яркий свет маяка скользил по воде, тонул в наступающих сумерках. Пройдет еще немного времени, и тьма окончательно вступит в свои права, накроет мир темным пологом, а море все так же будет шуметь и тяжелые темно-серые тучи, нависшие над водой, никуда не уйдут до самого рассвета. Приближалось время штормов, и надо было успеть… Нескладная, сгорбленная фигура копалась в мокром песке, длинные пальцы пытались что-то вытащить, зацепить, но не получалось. Темные перья трепал ветер, полы плаща развивались, словно флаги пиратского судна, а он все так же упорно искал и искал, без устали рылся в песке. Надо успеть, обязательно надо успеть до наступления темноты. Иначе все напрасно, иначе потеряется смысл. Иначе… Иначе прошлое забудется и никогда не вернется. А его обязательно надо собрать! Иначе потеряется великий смысл. Настолько великий, что даже онемевшие от холода руки нисколько не беспокоят.
И вот, наконец, пальцы натыкаются на что-то гладкое, маленькое. Оно норовит ускользнуть, зарыться обратно в песок, но нет, теперь точно не уйти. С каким-то диким вскриком крылатое создание выхватывает маленький шарик, сделанный будто бы из ярко-рубинового стекла и крепко сжав, внимательно рассматривает. Постепенно выражение восторга сменяется удивлением, потом ужасом, а когда шарик распадается на сотни более мелких, и с тихим перезвоном падают они обратно, отскакивают от камней, попадают в воду, и уносятся вместе с сильными волнами далеко в море, то крылатый и вовсе отшатнувшись, делает быстрый шаг назад. У прошлого острые грани, а некоторое прошлое и вовсе стоит забыть и никогда больше не беспокоить. Но воспоминания слишком дороги и спустя совсем немного времени, он снова копошится, роется в песке, ползает по колено в воде и ищет, ищет. Только шарики выскальзывают из пальцев, уносятся прочь вместе с ветром, вместе с соленым течением. И ни один не удается поднять. Только пальцы исколоты, изрезаны в кровь. Оказывается и гладкая поверхность может иметь острые грани.
В тот вечер ничего не получилось, совсем ничего. И только гораздо позже, когда руки были перевязанной грязной промасленной тряпицей, на маленькой плите закипал чайник, а в башне, словно в каминной трубе завывал ветер, пришло озарение. Прошлое - это совсем не то за чем стоит гоняться, чем надо дорожить. Прошлое наносит сильные раны, они так долго заживают, и ничего не стоит, очень легко заставить раны вновь открыться. Но прошлое дарит и хорошее - добрые воспоминания, от которых сердце начинает биться чаще и невольная улыбка проступает на губах. Такую память надо хранить, не забывать, хранить в самом сердце. Это не сложно, только искать потом не надо. Если что-то забылось, значит, недостойным оно было. Сердце само выбирает, сердце непременно подскажет.
Вот и чайник закипел, а свет маяка все скользит и скользит по буйным водам холодного северного моря. Маленькие рубиновые шарики вновь зарылись в песок, уплыли далеко-далеко. Но если покопаться, то на острове еще множество подобного прошлого. Всех цветов и оттенок… Только стоит ли его искать?