Древний Птиц
Черемуха давно отцвела. Зеленые ветви в кружеве молодых листьев склонялись к воде, некоторые касались неспокойной поверхности, будто бы любуясь своим отражением. А может быть просто тонким ветвям так сильно нравился берег, что в бурном течении реки они пытались найти избавление от бесконечной преданной любви. Но земля держала крепко, и никуда черемуховые веточки деться не могли. Придет время, ближе к осени созреют терпкие бордовые ягоды на радость птицам, воды станет меньше, узкая речушка немного успокоится, и уже не так настырно побежит догонять свои воды в огромном бескрайнем озере. Но даже когда морозы захватят в надежный плен берега, течение никуда не денется, тут уж и лед не найдет своей власти. Только у берега будет обманчивая тонкая кромка. Да, так непременно будет когда-то… А пока бурно распустившееся кусты сирени сменили яркими красками осыпавшуюся черемуху. Фиолетовые, белые… С терпким ароматом, тонущем в сильном течении. Осока у берега успела подрасти, теперь молодая поросль вовсю стремилась вверх, радуя сочными изумрудными оттенками.
Тишина позднего вечера изредка нарушалась кряканьем уток, песнями запоздалых птиц, а на рассвете непременно будут заливаться соловьи. Неугомонные птицы успели свить гнезда в роскошных цветущих кустах, и пройдет совсем немного времени до вылупления пушистых несмышленых птенцов.
Шумит, бежит, стремиться куда-то река… Вдаль течением уносит лодку, сорвавшуюся с привязи. Облупившаяся голубая краска намокла с боков, потрескалась еще больше. Но лодка крепкая, и не такое еще выдержит. А краска, что с нее взять? Всегда обновить можно, дело ведь нехитрое. А на самом дне сбежавшего суденышка кто-то весьма хорошо устроился… Пришло время для путешествий без начала, и без конца. Длиною наверняка в целую вечность, без надежд и стремлений. Без прошлого и будущего. Совершенно бессмысленных, но вместе с тем до боли желанных. Иногда смысл все портит.
Именно так думал Смотритель, сложив руки на груди, и молча, внимательно наблюдая за серым, почти ночным небом. Лодку изредка крутило, разворачивало, только то ничуть не беспокоило и мало интересовало. Без разницы куда унесет за ночь. Главное совсем другое. А вот что именно, он не знал. Так же как не знал вернется ли когда-нибудь обратно. Скорей всего нет. Никогда дороги назад не находится. И выбора-то нет никакого. Если был бы, то к реке никогда не подошел. Совсем другое дело море…. Только море не приняло нелепое крылатое создание. И с ветром никак не справиться, и волны слишком высоки. Если сразу на дно, да и дела все с концом. Но ведь на дно еще рано. Так что пришлось отправиться к реке. И уже здесь, наслаждаясь такими летними ароматами, подставляя крылья под теплые лучи заходящего солнца, отправиться куда-то в саму неизвестность.
Тихо поскрипывали деревянные бока, шумела река, легко унося лодку далеко-далеко, откуда нет возврата. А он все смотрел ввысь и видел в летнем небе отражение прожитых дней. В прошлом нет ничего плохого, но пальцы были пусты. Последний шарик остался на чердаке, заботливо спрятанный под грудой тряпья.
Тихо вздохнув, улыбнувшись своим мыслям, Смотритель приподнял руку вверх. Длинные пальцы слегка подрагивали, будто бы у алкоголика, давно не видевшего единственную радость в жизни. О, он ведь тоже был очень зависим… Слишком сильно зависим от прошлого. Но не сегодня. Сегодня течение уносило все дальше, иногда над лицом мелькали цветущие ветви, заросли осоки возвышались над лодкой. Все быстрее и быстрее… Неугомонная река играючи звала за собой.